Дом, где родился и умер В.Я. Ерошенко — писатель, эсперантист, просветитель, путешественник

dom_eroshenko

Дом, где родился и умер В.Я. Ерошенко — писатель, эсперантист, просветитель, путешественник. Памятник архитектуры. Местонахождение: с. Обуховка.

Дом-музей В.Я. Ерошенко был открыт в 1990 году к 100-летию со дня рождения писателя. В настоящее время Дом-музей имеет земельный участок 2,4 гектара, в центре которого находится достоверно восстановленный дом семьи Ерошенко. Большую помощь в воссоздании Дома-музея оказали племянницы Василия Яковлевича: Нина Ивановна Ерошенко, Наталья Дмитриевна Сидоренко, Лидия Ивановна Баулина.
Музей располагает четырьмя постоянно действующими экспозиционными залами общей площадью 64 кв. м., которая воссоздает внутреннее убранство дома зажиточного крестьянина конца 19 –начала 20-го века, предметы мебели, быта, многие из которых принадлежали семье Ерошенко. Среди экспонатов, фотографий, рассказывающих о творческой деятельности писателя, представлены фотографии зарубежного периода жизни выдающегося земляка, предметы обучения незрячих, здесь же можно поближе ознакомиться и с некоторыми его произведениями.
В начале экспозиции в Доме-музее бюст Василия Ерошенко – это работа украинского скульптора Н.В. Блажкова, а также портрет В.Я. Ерошенко.

Василий Яковлевич Ерошенко родился 12 января 1890 г. (31 декабря 1889 г. по старому стилю) в селе Обуховка Старооскольского уезда Курской губернии в многодетной крестьянской семье переселенцев с Украины. В возрасте четырех лет ослеп после тяжелой болезни. В июле 1899 г. Василия зачислили в учебно-воспитательное заведение Московского общества призрения, воспитания и обучения слепых детей, состоящее под высочайшим покровительством ее императорского высочества государыни императрицы Марии Федоровны.

В училище для слепых было два отделения: учебное и ремесленное. В учебном отделении преподавание велось по программе расширенного курса начальной школы: преподавали основы арифметики, грамматики, истории, географии. Обучение игре на различных музыкальных инструментах вели на благотворительных началах профессиональные музыканты, служащие в императорских театрах. Василий научился хорошо играть на скрипке и гитаре.

Детей обучали церковному и светскому хоровому пению, из числа старших воспитанников и воспитанниц был создан церковно-певческий хор, который пользовался известностью среди московских любителей церковного пения. В училище был создан оркестр струнных и духовых инструментов, который летом выступал в парках и на бульварах, а зимой в ресторанах. К концу обучения в репертуаре Василия Яковлевича были скрипичные пьесы П. И. Чайковского, С. И. Танеева, А. С. Аренского. Не мало музыкальных произведений он знал для гитары, в основном — русских и цыганских романсов.

Школа располагала библиотекой, для детей проводили внеклассное чтение русских и зарубежных авторов. Василий самостоятельно много и с интересом читал. Большое внимание в учебно-воспитательном заведении уделяли трудовому обучению. В ремесленном отделении обучали щеточному делу, плетению корзин и стульев. В школе В. Я. Ерошенко освоил щеточное и корзиночное ремесла.

В 1908 г. Василий Яковлевич закончил обучение и был принят по конкурсу в оркестр слепых, выступавший в московских ресторанах. За небольшую плату он поселился на 2-й Мещанской в доме Г. Г. Солодовникова, где жили слепые певчие, таперы, оркестранты, находилась контора оркестра и хора слепых. В этот же период времени он знакомится с прогрессивно настроенными студентами и берет у них уроки английского языка. Самым любимым занятием на досуге было чтение, посещал читальный зал для незрячих, который находился в Румянцевском музее.

Для Василия Яковлевича важной оказалась встреча с Анной Николаевной Шараповой (1863—1923) — поклонницей и пропагандисткой эсперанто — искусственного международного языка, созданного Л. Заменгофом (1859—1917). В.Я. Ярошенко поразил ее своими способностями, в том числе к лингвистике, и пригласила его на свои курсы эсперанто. Она также посоветовала талантливому юноше продолжить музыкальное образование в лондонской Королевской музыкальной академии для незрячих.

За короткий срок Василий Яковлевич овладел языком эсперанто, стал завсегдатаем московского клуба эсперантистов на Лубянской площади. По англо-эсперантскому словарю рельефно-точечного шрифта, лондонским журналам и книгам, а также по переписке с эсперантистами из Англии он быстро выучил английский язык, впоследствии даже удивлял англичан знанием английской краткописи для слепых.

А. Н. Шарапова помогла ему подготовить поездку в Англию. Он в 1912 г., взяв шестимесячный отпуск в оркестре, отправился в путь. Эсперантисты разных стран поддерживали его в дороге. Благодаря лондонскому делегату универсальной Эсперанто ассоциации В. Я. Ерошенко познакомился с Фильмором, учителем, хорошо знавшим эсперанто и систему Брайля. С его помощью Василий Яковлевич нашел недорогой полный пансион. Фильмор давал ему уроки английского языка, представил его руководству колледжа для высшего образования слепых в Норвуде, близь Лондона.

В России в журналах «Вокруг света» и «Слепец» в 1912 г. о В. Я. Ерошенко опубликовали статью «Путешествие русского слепца в Лондон». В Англии Василий Яковлевич прожил полгода, посещал занятия в Королевском институте и Музыкальной академии слепых в Норвуде, изучал произведения классиков мировой литературы в публичных библиотеках, бывал в клубе российских политэмигрантов, встречался с князем П. А. Кропоткиным — знаменитым ученым-естествоиспытателем и теоретиком анархизма.

Весной 1914 г. русского самородка пригласили на Международный конгресс эсперантистов в Токио. Дорога предстояла неблизкая — через всю Россию. В Японии по просьбе друзей из Университета эсперанто-ассоциации опекал В. Я. Ерошенко директор главной метереологической оберватории, член императорской академии Накамура Кийоо. Василия Яковлевича приняли вольнослушателем в Токийскую школу для слепых, где ему предложили индивидуальную программу обучения. Он выбрал четыре предмета: психологию, медицину, музыку и японский язык. В. Я. Ерошенко в школе получил специальность массажиста. Для его занятий выделили специальную комнату, куда приходили преподаватели, курс японской литературы читал профессор, говоривший по-русски.

Лингвистические способности Василия Яковлевича оказались выдающимися. И уже в 1915 г. он создал на японском языке свои первые литературные произведения. В 1915 начале 1916 г. в журналах «Кибо» и «Васэда бунгаку» напечатали первые новеллы В. Я. Ерошенко «Рассказ бумажного фонарика» и «Дождь идет».

Творческая судьба Василия Яковлевича удивительна. За пять лет с 1915 по 1920 г. им созданы на японском языке десятки сказок, поэм, новелл, стихотворений, несколько пьес. Эти произведения заняли прочное место в японской литературе. К нему пришла писательская слава, его приглашают читать лекции в Токийском университете, известные японские художники рисуют его портреты. Он много путешествует по стране.
Но ветер странствий снова зовет Василия Яковлевича в дорогу. Три года он провел в Сиаме, Бирме, Индии. Все свои немногочисленные сбережения он тратит на помощь слепым. Об этом периоде его жизни сохранилось мало сведений. Известно, что в Бирме он работал в школе для слепых детей, прикладывал свои силы для улучшения их воспитания и обучения, путешествовал вместе с ними по стране, изучал местный национальный фольклор, написал новеллу «Бирманская легенда». Сохранилось письмо В. Я. Ерошенко, где он пишет: «Сейчас я изучаю воистину прекрасные буддийские легенды. Это неисчерпаемый материал. Но несмотря на это, я постоянно тоскую по итальянской музыке, по шуму большого города. Я хочу еще когда-нибудь принять участие в политической борьбе в России. Меня окружает нищета. Никак не могу выделить денег, чтобы сфотографироваться».

Осенью 1917 г., узнав о революционных событиях в России, В. Я. Ерошенко предпринял попытку вернуться на родину через Индию, но был арестован в Калькуте из-за своих прогрессивных взглядов. После многих испытаний он снова оказался в Японии. В Японии выходят два сборника произведений В. Я. Ерошенко на японском языке «Песни предутренней зари» и «Последний вздох». Их составителем стал японский писатель Акита Удзяку. В 1924 г. Фукуока Сэйити выпустил третий сборник «Ради человечества».

В 1921 г. в Токио вместе с представителями интеллигенции Василий Яковлевич принял участие в Первомайской демонстрации. Японские власти находят его дальнейшее нахождение в стране нежелательным и принимают решение о высылке на пароходе «Ходзан-мару».

Неожиданно помощь пришла из Китая. Лу Синь, классик китайской литературы к этому времени перевел многие произведения В. Я. Ерошенко с японского на китайский. Он помог Василию Яковлевичу приехать в Пекин, представляет его другим как талантливого литератора и крупного литературоведа. Вскоре Василий Яковлевич овладевает китайским языком и в 1922 г. становится профессором Пекинского университета, где преподает русскую литературу и язык эсперанто. Затем после длительного перерыва берется за перо, создает «Рассказы засохшего листа». В 1922 г. в Шанхае вышел сборник произведений В. Я. Ерошенко на языке эсперанто.

В 1923 г. В. Я. Ерошенко осуществляет свою заветную мечту — приезжает в СССР. Его приглашают на работу в Коммунистический университет трудящихся Востока. С февраля 1924 по октябрь 1926 г. он преподает японский язык, с октября 1926 по февраль 1928 г. переводит на японский язык произведения классиков марксизма-ленинизма.

В этот же период В. Я. Ерошенко ведет активную общественную деятельность. Летом 1923 г. принимал участие в XV Международном конгрессе эсперантистов в Нюрнберге, был в Лейпциге на всемирно известной ярмарке. Весной 1924 г. посетил Париж, встречался с лидером Всемирной организации слепых Жоржем Ревертом. Летом направился в Вену на XVI международный конгресс слепых, в сентябре вернулся в Москву.

Прошло три года, в Москву в составе японской делегации приехал Акита Удзяку, создатель Японо-Советского литературно-художественного общества. Вдвоем они совершили поездку по Советскому Союзу, побывали в Ленинграде, Нижнем Новгороде, Минске, Казани.

В 1928 г. В. Я. Ерошенко едет в северные районы страны с этнографической экспедицией. Совершает путешествие через всю страну во Владивосток, на Камчатку, к устью реки Анадырь, на мыс Дежнева. Во время путешествия изучает чукотский язык, ездит по тундре на собачьей упряжке. В этот период им написаны очерки «Из жизни чукчей». Его впечатления о путешествии были опубликованы в журнале «Жизнь слепых».

После экспедиции принял участие в создании профтехшколы по обучению слепых в селе Понетаеве (Нижегородская область). С 1930 по 1932 г. работал в ней преподавателем русского языка, математики и рельефного шрифта по системе Брайля. Затем по приглашению В. А. Гандера поступил на работу в Московскую типографию рельефного шрифта корректором.

В 1934 г. В. Я. Ерошенко получает приглашение Наркомпроса Туркменской ССР занять пост заведующего Республиканским детским домом слепых детей с селе Моргуновка вблизи г. Кушка. Овладев туркменским языком он разработал рельефно-точечный алфавит туркменского языка по системе Брайля, занимался обучением и воспитанием незрячих туркменских детей.

В 1946 г. после возвращения в Москву работал в Загорской музыкальной школе для инвалидов Великой Отечественной войны, где преподавал брайлевскую грамоту, русский язык и литературу. Затем два учебных года преподавал английский язык в московской школе для слепых детей, которую сам окончил в 1908 г.

Летом 1952 г. тяжело больным Василий Яковлевич возвратился в родную Обуховку, где умер 23 декабря 1952 г.

Архив В. Я. Ерошенко погиб, в его биографии много белых пятен, но даже те, небольшие сведения, которые нам о нем известны, вызывают чувство восхищения его феноменальным способностям литератора, полиглота, тифлопедагога и путешественника.

На протяжении всей жизни Василий Яковлевич не расставался с шахматами. В 1924 г. он с группой незрячих организовал в Москве шахматный кружок, с которого берет свое начало история шахматно-шашечного движения во Всероссийском обществе слепых. В. Я. Ерошенко был прекрасным шахматистом, успешно участвовал в международных соревнованиях, стал победителем на Всероссийском шахматном турнире в 1938 г.